Меню сайта:

Главная

Узнай цены в ближайшей аптеке!
Новый дизайн сайта
Врачебный дневник
Тесты по медицине для всех
Новости медицины
Оценка качества препаратов--что купить?
Лечимся правильно: обмен опытом
Рефераты, тесты, статьи по медицине.Справочная информация.Скачать
Интересные статьи по медицине
Статьи по скорой помощи
Педиатрия
Фармакология
Кожные и венерические болезни
Тесты с правильными ответами
Шпаргалки по анатомии (прочитать)   (скачать)

Давайте развеем миф о клятве Гиппократа.


         Предлагаем вашему внимаю вопрос, так сказать, набивший оскомину всем: откуда взялось выражение «клятва Гиппократа».
         Одно из неверных утверждений, распространяемых СМИ и общественностью – «клятва Гиппократа», которую как будто бы дают все врачи (России в том числе), прежде чем приступить к врачебной практике.
         Хочу привести полный текст настоящей клятвы Гиппократа, а также официально существующей клятвы врача Российской Федерации, а после вы сами сможете сделать выводы.
         Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. Статья 60. Клятва врача:
         Лица, окончившие высшие медицинские образовательные учреждения Российской Федерации, при получении диплома дают клятву врача следующего содержания:
         «Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь: честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека;
         быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к больному, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств;
         проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии;
         хранить благодарность и уважение к своим учителям, быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту; доброжелательно относиться к коллегам, обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы больного, и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и совете;
         постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, беречь и развивать благородные традиции медицины».
         Клятва врача дается в торжественной обстановке. Факт дачи клятвы врача удостоверяется личной подписью под соответствующей отметкой в дипломе врача с указанием даты. Врачи за нарушение клятвы врача несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.
         А теперь, так сказать, оригинал:
         Клятва Гиппократа: «Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигеей и Панакеей, всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах, его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому. Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами. Что бы при лечении, а также и без лечения, я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».
         Просто поражает то, насколько прочна в среде обывателей убеждённость в том, что каждый врач связан самой настоящей клятвой Гиппократа. И ведь никто и никогда, ни один официальный медицинский орган, никто из врачей не попытался почему-то развенчать перед гражданами (читай-пациентами) это заблуждение. А справедливо было бы, если бы представители вообще всех профессий приносили такие клятвы…
         Как говорится, «после принятия врачом клятвы Гиппократа на его шее "затягивается стетоскоп", а на жизни ставится большой красный крест».
         Какие мысли у Вас вызывают слова "Клятва Гиппократа"? Не появляются ли перед глазами, хотя бы на секунду, стройные многочисленные ряды ангелов, одетых в белые халаты, которые, не жалея своих сил и времени, охраняют здоровье людей? Общество само создало этот миф и верит в него. Однажды придумав миф о «Клятве Гиппократа», общество надежно законспирировало первоисточник (а был ли он вообще?), и, стало упорно поддерживать в социуме иллюзорное представление о враче и о том, каким он должен быть. Постепенно наше общество настолько сильно поверило в этот миф и привыкло к образу бесправного врача-бессребреника, то ли юродивого, то ли монаха-отшельника, начисто лишенного материальных и духовных потребностей и прав, что при любой попытке докторов изменить свое материальное положение положение в обществе апологеты мифологии стали ссылаться на эту клятву – «Поклялись? Терпите!!!». А ведь кто клялся-то? Кто из сегодняшних врачей давал «Клятву Гиппократа» в ее первозданном-оригинальном виде? Кто из грозных и непримиримых общественных надзирателей и чиновников ее читал и знает, о чем она? И вообще, мы живем в обществе христианского (за небольшим исключением) вероисповедания – то при чем здесь древние обычаи и клятвы? При чем здесь языческие и греческие боги? "Клятва", конечно, грозное слово, но ведь оно к нам дошло аж из дохристианских времен, безвозвратно ушедших... Сегодня, для неверующих есть Законы, а христианину должно быть достаточно и Заповедей. В конце концов, мы живем в цивилизованном обществе! Поэтому даже врачу-христианину (если он не атеист, хотя среди врачей процентов 99 атеисты и есть) клятва не нужна, в силу того, что христианское учение гораздо выше и нравственнее, чем любая языческая клятва.
         Так почему же поразительной жизнестойкостью отличается миф о клятве Гиппократа?
         Обратимся теперь к истории.
         Так называемая "клятва Гиппократа" на самом деле не принадлежит Гиппократу. Когда Гиппократ умер в 377 году до рождества Христова (по другим сведениям в 356 году), такой клятвы еще не было. Как и многое другое, ему приписали эту клятву в позднейших компиляциях его трудов. В действительности же, «сочинения Гиппократа», как и сочинения незабвенного Леонида Ильича Ленина, представляют из себя сборник из произведений различных авторов, и выделить из них настоящего Гиппократа практически невозможно. По разным данным, из 72 приписываемых Гиппократу сочинений, Гален признавал за подлинные - 11, Галлер – 18, а Ковнер только 8. Остальные работы, очевидно, принадлежали его сыновьям, врачам Фессалу и Дракону, и зятю Полибу (В.И. Руднев, 1998).
         Наиболее распространенная на сегодняшний день версия клятвы, так называемая Врачебная заповедь, опубликованная в 1848 году в Женеве, не содержит в себе большие части исходного текста (или текстов).
         Клятва Гиппократа на латинском языке:
         HIPPOCRATIS JUS-JURANDUM
         Per Apollinem medicum et Aesculapium, Hygiamque et Panaceam juro, deos deasque omnes testes citan.s, mepte viribus et judicio meo hos jusjurandum et hanc stipulationem plene prae.staturum.
         Ilium nempe parentum meorum loco habitumm spondeo, qui me artem istam docuit, eique alimenta impertirurum, et quibuscunque opus habuerit, suppeditaturum.
         Victus etiam rationem pro virili et ingenio meo aegri.s salutarem praescripturum a pemiciosa vero et improba eosdem prohibiturum. Nullius praeterea precibus adductus, mortiferum medicamentum cuique propinabo, neque huius rei consilium dabo. Casie et sancte colam et artem meam.
         Quaecumque vero in vita hominum sive medicinam factitans, sive non, vel videro, vel audivero, quae in vulgus efferre non decet, ea reticebo non secus atque агсЗпа fidei meae commissa.
         Quod si igitur hocce jusjurandum fideliter servem, neque violem, contingat et prospero successu tarn in vita, quam in arte mea fruar et gloriam immortalem gentium consequar. Sine autem id transgrediar et pejerem contraria hisce mihi eveniam.
         Теперь перевод. А вернее – наиболее распространенный вариант (цит. по Гиппократ. Клятва. Закон. О враче. Наставления. – 1998).
         «Клянусь Аполлоном - врачом, Асклепием, Гигеей и Панацеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах, его потомство считать своими братьями и это искусство, если они захотят его изучить, преподавать им безвозмездно и без всякого договора, наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.
         Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости, я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла, точно также я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. В какой бы дом я не вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, несправедливого и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.
         Чтобы при лечении, а также и без лечения, я не увидел или не услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.
         Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастие в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена. Преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».
         Прочитали? Так и о чем говорится в «Клятве Гиппократа»? Да совсем не о том, что бы – «...светя другим, сгореть самому, и, превратиться в огарок». Внимательно прочтите и перечитайте «Клятву». И согласитесь, что даже в таком «причесанном» варианте текста речь идет только об обязательствах перед учителями, коллегами и учениками, о гарантиях непричинения вреда больным, об отрицательном отношении к эвтаназии (умерщвлению больных по их желанию), абортам, об отказе медицинских работников от интимных связей с пациентами, о хранении врачебной тайны. Нигде в тексте не указано, что врач должен лечить бесплатно и бессловесно терпеть наплевательское и безразличное отношение общества к себе.
         Опять вернемся к истории. В Древней Греции, подданным которой являлся Гиппократ, подавляющая масса врачей безбедно жила за счет гонораров, получаемых от пациентов. Их труд оплачивали высоко (лучше, например, чем труд архитекторов). Хотя и врачам не была чужда и благотворительность (когда есть деньги, можно побыть и благодетелем). Тот же Гиппократ в своих "Наставлениях" советует своему ученику, когда дело идет о гонораре за лечение, дифференцированно подходить к разным пациентам - "И я советую, чтобы ты не слишком негуманно вел себя, но чтобы обращал внимание и на изобилие средств (у больного) и на их умеренность, а иногда лечил бы и даром, считая благодарную память выше минутной славы". Заметим, что даром Гиппократ советует лечить лишь иногда.
         Может быть, Гиппократ уже понимал важность благотворительности для рекламы? Скорее всего, так и есть. Так, в тех же "Наставлениях" он советует своему ученику - "Если ты поведешь сначала дело о вознаграждении, то, конечно, наведешь больного на мысль, что, если не будет сделано договора, ты оставишь его или будешь небрежно относиться к нему, и не дашь ему в настоящий момент совета. Об установлении вознаграждения не следует заботиться, так как мы считаем, что обращать на это внимание вредно для больного, в особенности при остром заболевании - быстрота болезни, не дающая случая к промедлению, заставляет хорошего врача искать не выгоды, а скорее приобретения славы. Лучше упрекать спасенных, чем наперед обирать находящихся в опасности". Как видите, неблагодарность спасенных больных по отношению к врачу заслуживает упрека даже с точки зрения Гиппократа!
         Так о чем все же «Клятва Гиппократа»?
         Давайте проанализируем, о чем же прежде всего говорится в «Клятве».
         За единицу информации возьмем слово. Слов в клятве Гиппократа - 251.
         Из них, по мере убывания:
         1. Слов, посвященных отношениям "ученик - учитель" и "ученики одного учителя" - 69.
         2. Слов, посвященных лечению больных - 34.
         3. Слов, посвященных соблюдению врачебной тайны - 33.
         4. Слов, относящихся к "счастью" и "славе" врача "правильного", и проклятиям на голову врача, отступающего от клятвы - 31.
         5. Слов, посвященных моральному облику врача - 30.
         6. Слов, посвященных неавторитетным для христиан богам – 29.
         7. Слов, посвященных неучастию в абортах и эвтаназии - 25.
          И теперь сделаем вполне логичный вывод, что человек в клятве, которую дает, большее внимание уделяет тому, что считает наиболее важным, а меньшее внимание и, соответственно, количество слов - менее важному. Вполне справедливо.
         По количеству слов, относящихся к вышеуказанным категориям, давайте теперь посмотрим, так называемую шкалу профессиональных ценностей врача по Гиппократу.
         На первом месте стоит система отношений "учитель - ученики" - 69 слов, то есть 27,6% от общего количества слов.
         На втором месте - обещания врача лечить людей - 34 слова, или 13,6 % слов. (В два раза меньше, чем "учитель - ученики"!).
         На третьем месте - сохранение врачебной тайны - 33 слова, или 12,8%.
         На четвертом месте - блага для придерживающегося клятвы и проклятия для нарушающих эту клятву - 31 слово - 12,4%.
         На пятом месте - моральный облик врача, которому посвящено 30 слов - 12%.
         На шестом месте - эллинские боги, которым отведено 29 слов - 11,6%.
         И, наконец, на последнем седьмом месте расположен принцип неучастия в абортах и эвтаназии, которому отведено 25 слов, то есть 10% от общего количества слов клятвы Гиппократа.
         Подумаем еще раз. Так о чем же «Клятва»?
         Пожалуй, пора перестать упрекать врачей по любому поводу (а зачастую и без повода) – «Поклялись? Терпите!!!». Может быть, пора развеять лживые мифы о «обязанностях врачей»?
         Пытливый ум ждут большие неожиданности в знакомых с детства вещах.
         Главным принципом этики Гиппократа всегда считали «non nocere» - не навреди. А соблюдал ли его сам Гиппократ?
         Во-первых – кого лечить? Вот цитата из Врачебной заповеди, прилизанной (и урезанной) и опубликованной в 1848 году в Женеве - «Моя первейшая задача – восстановить и сохранить здоровье моих пациентов». Однако в первоначальной оригинальной версии «Клятвы», вероятно, действительно базировавшейся на мировоззрении Гиппократа, содержится следующее продолжение этой фразы, которая по «неясной причине» была опущена женевскими издателями - «...однако не всех, но лишь способных заплатить за свое выздоровление...».
         Даже в практике самого Гиппократа были, по меньшей мере, два случая, когда он нарушил «свою» клятву. В 380 году до н.э. некий Акрахерсит начал лечиться у него от отравления пищевым ядом. Оказав больному неотложную помощь, доктор первым делом поинтересовался у родственников Акрахерсита о том, способны ли они заплатить за выздоровление больного. Услышав отрицательный ответ, он предложил...- «дать бедолаге яда, чтобы тот долго не мучался», на что родственники и согласились. Что недоделал пищевой яд, то завершил яд Гиппократа. (А как насчет «не навреди» и неучастия в эвтаназии?).
         За два года до своей смерти Гиппократ взялся пользовать некоего Цезаря Светонского, страдавшего от повышенного давления. Когда оказалось, что Цезарь не в состоянии заплатить за весь курс лечения травами, Гиппократ передал его на руки родственников, не только не излечив, но и сообщив им неверный диагноз, сказав, что больной просто страдает мигренью. Введенные в заведомое заблуждение родственники не стали обращаться к другому врачу, и вскоре 54-летий воин скончался во время очередного гипертонического криза.
         Во-вторых - Гиппократ терпеть не мог конкуренции, считал, что чем меньше будет врачей, тем круче будут заработки. Вот Вам доказательство –слова из той же Клятвы: «...наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому». Не правда ли, очень человеколюбиво? И, наконец, последнее. В некоторых старинных трактованиях «Клятвы Гиппократа» говорится, что врач должен бесплатно оказывать помощь коллегам и их семьям, и обязан НЕ ОКАЗЫВАТЬ помощь бедным людям - дабы все не потянулись к бесплатной медицине и не сломали врачебный бизнес.
         Почему же так до сих пор стоек миф о «Клятве Гиппократа»?
         Образ "врача-бессребреника" очень выгодная пропагандистская находка. Этим образом в сознание общества настойчиво закладывалась и закладывается мысль, что врач обязан быть нищим. Сегодня же полнейшее отсутствие медицинского права заменено кустарно-сработанными "морально-этическими принципами", аморальными и безнравственными по отношению к врачу. В итоге за "нехватку денег" сегодня вновь ответственными являются "насквозь коррумпированные" чиновники от медицины.
         Общество начисто забыло о том, и никак не хочет вспоминать, что труд врача чего-то да стоит, что реализация гарантированного в Конституции права граждан на охрану здоровья должно основываться не только на профессиональных обязанностях, но и на совершенно объективных возможностях врачей его обеспечивать. Общество не желает понимать, что врачи также являются гражданами общества, гражданами, которые должны обладать своими обоснованными и защищенными законом правами, гражданами, которые ничуть не хуже других. И в первую очередь правом на удовлетворенность в результате своей работы через реализацию своих материальных и духовных потребностей. Собственностью и богатством врача являются его знания, профессиональные навыки и способность к труду, к лечению людей, избавлению их от страданий. Поэтому долг врача оказать помощь в свою очередь подразумевает обязанность общества в соответствии с так им же обожаемым принципом справедливости достойно вознаградить его за проделанную работу. Когда же врачу за его высококвалифицированный труд не платят зарплату или платят нищенскую зарплату, которая ниже вознаграждения уборщицы в офисе сомнительной полукриминальной фирмы, это является ужасающей социальной несправедливостью. Если законодательно закрепленная в Уголовном кодексе мера ответственности врача за возможные правонарушения и ошибки совершенно несоизмерима с нищетой его существования за предлагаемую «справедливым» обществом оплату его труда, то это тоже циничная социальная несправедливость. Нельзя справедливое право граждан на охрану здоровья реализовывать за счет несправедливого отчуждения высококвалифицированного труда у сотен тысяч врачей. Популистское требование бесплатного здравоохранения, столь популярное и среди политиков, и среди населения привело фактически к "медразверстке" - насильственному отчуждению за бесценок, а нередко и задаром (бывает, что зарплата вовсе не выплачивается) того, что составляет собственность медицинских работников - их труда, квалификации, знаний и талантов. Это форма вопиюще несправедливого общественного насилия над медиками.
         В нашем обществе нет места тем, кто работает честно, в том числе и врачу. "Трудом праведным, не наживешь палат каменных". Хорошо сказано! Но врач живет здесь же, в этом же обществе. Он является его частю. Он отчетливо сознает, что беспросветность его существования делает бессмысленным соблюдение норм поведения установленных для него современным обществом. Потому что эти нормы ничего кроме беспросветной нищеты для врача не гарантируют. В одном из старых выпусков газеты «Факты» опубликована фотография, на которой запечатлен момент вручения футболисту автомобиля достоинством в 70 тыс. у.е. А теперь представьте на месте футболиста хирурга (хотя бы того же уникального фанатика хирургии сердца д-ра Б.М. Тодурова, о котором та же газета «Факты» сообщала, как он героически оперировал на открытом сердце при свете фонарика, когда из-за разгильдяйства энергетиков столичный НИИ хирургии оказался обесточенным). Такое представить невозможно!!! Хирургу автомобиль не подарят никогда. Ему заплатят его зарплату за четырехчасовую операцию, а потом еще напишут жалобу, что, мол, шов кривым получился... И общество будет кричать – «Ату его!!! И что-то еще о «Клятве Гиппократа».
         И вот тут-то врач задумывается - "Почему проститутка может назвать свою цену, безголосая, но смазливая певичка за кривляние под "фанеру" может запросить многотысячный гонорар, таксист никогда не повезет бесплатно, чиновник без "выражения уважения" не выдаст справку, гаишник за спасибо не пожелает счастливой дороги, адвокат не приступит к ведению дела, официант без чаевых не обслужит, парикмахер не пострижет, депутат не проголосует, а он - врач, спасающих их жизни, по прихоти этого же общества, лишен права назвать цену своей такой нужной всем работы?". Вспоминаются бессмертные слова первого наркома здравоохранения Н. Семашко - "Хорошего врача народ прокормит, а плохие нам не нужны". Значит, знал нарком цену хорошему врачу? Да и источник "прокорма" - народ - четко определил. Золотые слова, ничего не скажешь.
         Естественно, что несправедливое отношение к врачу, а фактически насильственное отчуждение результатов его труда бесплатно (или почти бесплатно) - по принципу "медразверстки", и, лишение возможности достижения материального благополучия совершенно честным путем, вызвало, как реакцию сопротивления, встречное насилие врачей над членами несправедливого к нему общества. Это насилие выражается в стремлении получения материального вознаграждения от пациента, причем основным мотивом такого насилия является не столько обогащение, сколько обеспечение возможности элементарного биологического выживания. Врач сегодня вынужден, так или иначе, требовать от пациентов дополнительных вознаграждений. По крайней мере, от тех, кто может платить. Иначе и быть не может. Ведь все знают, что экономической аксиомой является положение о том, что снижение размера заработной платы ниже прожиточного уровня неизбежно приводит к тому, что соображения выживания начинают преобладать над профессиональным долгом и обязательствами перед пациентами. Морально-этическими нормами не прокормишься и без денег не проживешь и семью не накормишь. Хорошо сказал сказал по этому поводу в своем последнем интервью известный офтальмолог Святослав Федоров - «Я хороший врач, потому что свободный, и у меня 480 свободных врачей. «Клятва Гиппократа» – это все фикция. А на самом деле есть реальная жизнь - кушать нужно каждый день, квартиру иметь, одеваться. Думают, что мы какие-то ангелы летающие. Ангел, получающий зарплату в 350 рублей? И таких врачей сегодня в России полтора миллиона. Полтора миллиона бедняков с высшим образованием, интеллектуальных рабов. Требовать, чтобы медицина хорошо работала в этих условиях – абсурд!»
         Так что давайте уже благополучно забудем о «Клятве Гиппократа» (в неправильном ее толковании).